Религия

Буддизм

На главную ║ Назад     Буддизм

Путь парамит

 

   Путь к обретению идеала бодхисатвы неимоверно долог и тернист. Он предполагает постепенное восхождение по десяти ступеням совершенствования, подробно описанным в махаянских текстах. Этот путь называется также "путем парамит". Слово "парамита" озна­чает "совершенство", точнее "трансцендентное совершенство", но чаще истолковывается как переправа, переход на другой берег. Глав­ная идея, заключенная в этом слове, - переправа к нирване, дости­жение другого берега, т. е. не мнимой, а подлинной реальности. Как уже говорилось, другой берег - метафорическое обозначение нир­ваны, распространенное в буддийской литературе. Обычно в буддийских текстах выделяется шесть парамит: дана-парамита - "совершенство даяния", шила-парамита - "совершенство дисциплины", кшанти-парамита - "совершенство терпения", виръя-парамита - "совершенство усердия", дхьяна-парамита - "совершенство медитации" и праджня-парамита - "совершенство мудрости".
   Парамита даяния подразумевает желание отдавать, открытость, великодушие, которые проявляются у бодхисатвы во всех его действиях. При этом он никогда не рассчитывает получить что-либо взамен. Трансцендентное великодушие - это отдавание всего, что бодхисатва имеет, и если получающие готовы принять его велико­душный дар, в чем бы он ни выражался, то они его получат, а если не готовы, то не получат. В любом случае действие бодхисатвы безлично, он никогда не думает о себе, не боится делать ошибки и не принимает ничьей стороны. Парамита дисциплины или морали преследует тот же принцип: бодхисатва не следует каким-либо жестким правилам или установ­кам, а действует спонтанно в соответствии со своей открытостью и великодушием. Известна метафора, сравнивающая поведение бод­хисатвы с походкой слона: он никогда и никуда не торопится, но медленно и уверенно идет сквозь джунгли. Парамита терпения не подразумевает стремления контролиро­вать себя, проявлять чрезмерное усердие, терпеливо, из последних сил двигаясь к цели. Нет, поскольку бодхисатва ничего не ожидает, то он никогда и не испытывает нетерпения. Он приспосаблива­ется к любой ситуации, ничего от нее не требуя и ничем не увлека­ясь, и потому не провоцирует встречного сопротивления, спокойно и мягко взаимодействуя с миром. Парамита терпения - это еще и особое чувство некоего пространства между собой и любой жиз­ненной ситуацией, а потому бодхисатву ничто не может удивить или потрясти. Парамита усердия подразумевает радостную энергию, поскольку жизнь бодхисатвы открывается великодушием, продолжается мора­лью или дисциплиной и укрепляется терпением. Это означает, что благодаря открытому и ясному уму для него интересна любая ситу­ация, с которой он сталкивается, и он никогда не утомляется от тяжелой и упорной работы. Он живет полной и глубокой жизнью, не теряя попусту ни одной секунды. Он полностью пробужден для жизни, и потому в ней нет ни одного тусклого мгновения. Это чувство духовной пробужденное связано со следующей парамитой, медитацией. Бодхисатва осознает неразрывность ме­дитации с великодушием, моралью, терпением и энергией. Эти пять парамит относятся к группе искусных средств, упая. Что же касается шестой парамиты, праджни, запредельной мудро­сти, то она образует отдельную группу. В сутрах она уподобляется океану, в который вливается пять рек-парамит. Иными словами, праджня-мудрость - это та глубинная основа, на которой зиждутся все другие добродетели-парамиты, т. е. все они взаимосвязаны. Не­случайно праджня-парамиту символизирует обоюдоострый меч, рас­секающий все заблуждения. Другой ее символический образ - боги­ня, воплощающая в себе суть совершенства премудрости.
   В махаяне иначе, чем в хинаяне, выглядит роль и значение мо­нахов. Монашеские обеты не признаются строго необходимыми для достижения состояния Будды. Более того, в текстах иногда превозносятся миряне, достигшие более высоких уровней духов­ного развития, чем монахи. Так, многим поколениям буддистов-мирян образцом служил домохозяин Вималакирти из буддийской "Сутры о Вималакирти". Его имя означает "Безупречная чисто­та". Живший во времена Шакьямуни, он никогда не принимал монашеского пострига, но достиг просветления и вел образ жизни, соответствующий принципам бодхисатвы. Позже эта сутра полу­чила большую известность на дальнем Востоке. Она не раз перево­дилась на китайский, японский, тибетский и другие языки.
   Автор: М. Альбедиль, "Буддизм".

 

На главную ║ Назад     Буддизм

 
Хостинг от uCoz